Блог

Славутинский Виктор.

По-моему в каждом городе периодически говорят, мол, "город теряет своё лицо". А когда сверху смотришь, то видно, что у каждого города своя индивидуальность, совершенно отличная от других.
Тематику очередного разговора подбросили вы. Очень хочется ответить на все вопросы, и в первую очередь о прошедшем выходе. Уж было собрался… Но пока отложу. Наступает жаркая пора у наших друзей. Два незапланированных выхода. А там глядишь, и общий репортаж. О скафандрах. Вопросы на эту тему встречаются чаще. Постараюсь ответить и на вопрос об отношениях полов в космосе. Но, не надейтесь, сенсаций не будет. Их просто нет. А пока – Лондон, Париж...
Города действительно не перепутаешь. Но в первую очередь ищешь место, где ты родился. Для меня это маленький город Батуми на берегу Черного моря. И очень далекий сейчас, к сожалению. Первая попытка была предпринята еще на шаттле в 2002 году. Тем более батумцы меня провожали в первый полет.  Показал мне мой город сверху наш командир – Джеф Эшби. Конечно, я пытался его снять. На станции в том полете помогал Валерий Корзун, командир 5-ой  экспедиции на МКС. Но в 2002 мне больше удавались снимки в стиле техно. И как самая большая награда – моя фотография Дэвида Вольфа во время его выхода с дарственной надписью. Земля  не очень-то и давалась. Я впитывал ее в себя. И в архиве долгое время лучшей для меня фотографией Батуми была фотография Джеффа. Затем прилетел Валерий, и появилась его фотография. Затем фотография, которую снял Геннадий Падалка. В 2007 – оторвался. Появились мои. В самых разных ракурсах. Под самыми разными углами. И первые же снимки отправил своим друзьям в свой родной город. Наверное, вправе именно с него и начинать этот раздел. А дальше… Москва, которую достаточно сложно снять. Мы над ней не летаем. Она с боку от нас, севернее. Часто, в облачности. Да и иллюминатор, из которого она лучше видна, из-за своего близкого расположения к двигателям окрашивает снимки в желто-коричневые тона. Иллюминатор этот расположен в моей каюте. И из него лучшие снимки Аляски и Гренландии, всего, что севернее нашей орбиты. В этой «фотосессии» Москва без облачности. Но даже по снимку ощущаешь город, пышущий жаром. Марево разъедает контрастность. Салоники. Недалеко от них сейчас живут мои родители и брат со своей семьей. У меня в этом городе много друзей. Им мой снимок. И Панайотису Псомиадису, вместе с многочисленной греческой диаспорой, организованной Кайшевым Владимиром Григорьевичем, приехавшему меня проводить на Байконур. А вот и Байконур. Каждый раз, пролетая над ним, нет-нет, да и сделаешь щелчок в его сторону. Ведь город в пустыне достаточно сложно снять. Как и любой другой. Постановкой света, погодными условиями и всем необходимым для хорошего снимка занимается Творец. А мы пользуемся моментом, и … Коли упомянули о Греции, как же без Афин. И рядом – вечный город. Рим. Долгое время прятавшийся от меня во втором полете. И Париж. Вот и он. И у каждого свои ассоциации. Когда показываешь города знакомым, обязательно пытаются найти улицу, площадь. Что-то памятное для себя. Поэтому и хочется снять как можно больше. Но и сделав один снимок, снимаешь еще, еще… Опять же возвращаясь к свету. Сравните два снимка Лондона. На одном от колеса обозрения тень видна, и придает этому снимку свой шарм. На другом нет. И облака. Разные и много. Такого чистого Лондона, как в прошлом полете, еще не встречал. Но уже есть подарок для Пирса Селлерса и его семьи. Хай, Пирс! Зато удался Хьюстон. Впервые такой чистый и без марева. На моих снимках разумеется. И спасибо технике. Всегда под рукой. А то мы с Александром Скворцовым могли пролететь мимо такого подарка. Удалось сделать два-три снимка. Теперь охочусь за Хьюстоном. Зато Вашингтон предстал во всей красе. И днем, и под вечер. Какой лучше? Возможно впереди.
В моем рассказе одни столицы. Первые города, всегда на слуху. А в архиве сотни, тысячи. Большие и маленькие. Наши, зарубежные. Привлекают внимание города, связанные с историей Человечества. «Города, где я бывал…» С интересной архитектурой, порой геометрически точно выдержанной. Иногда бесформенные, или на что-то похожие. Например на рыбу. Разные. Каждый со своим лицом. Просто оно может меняться. С возрастом…
У нас есть победитель. Вопрос о шуме дождя. Надежда! Ура. Рад, что помнят и песню, и историю ее создания. А «шум дождя» действительно снится. Просто у каждого по своему.

С уважением ко всем, Ф. Юрчихин


ЕСТЬ ПОСАДКА!